Скрытое


Годовой календарный учебный график на 2016 — 2017 год

Учебные периоды 2016 — 2017 учебный год

Церковнославянский язык

 Церковнославянский язык – язык Священного Писания и богослужения, в середине-конце IX века данный Богом православным славянам через святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и ставший общим богослужебным и литературным языком всех православных славян. С началом формирования светских литературных языков он перестает быть общим языком литературы славянских народов, но остается языком богослужения и богообщения, объединяющим православных славян в литургическом единстве. Особенности церковнославянского языка ставят его в исключительное положение в ряду остальных языков.

(Учебник церковнославянского языка)

Преподаватель церковнославянского языка Московской Духовной Академии Н. Е. Афанасьева

Прогулки по Гимназии

Фотоэкскурсия по православной Гимназии в Троице-Лыково. 

Рождество Христово

(7 января)

Рождество Христово! Радостный, светлый, любимый праздник! Давайте, друзья, вознесемся мыслями своими в Вифлеем, простим все огорчения и обиды и полетим в светозарную пещеру, туда, где, окруженный Ангелами, лежит в яслях маленький Христос. Торжественная святая тишина царит в Божием небе и на земле.

В эту ночь Небо соединилось с землей, и весь мир замер. Святой покой Великой Ночи озаряет яркая звезда. Она освещает темный мир, которому родившийся Христос дарует вечную жизнь. По горам, холмам, долинам, лесам, городам и весям разлита тихая радость.

Давайте и мы поспешим к Спасителю мира, чтобы со светлым, открытым сердцем войти в таинственную пещеру, где мрак ночи превращен Божественным Младенцем в сияющий день. Воскликнем вместе с Пречистой Девой Марией, со святым Иосифом, с Божиими Ангелами, простодушными пастухами и с мудрыми волхвами: «Слава Тебе, Спаситель наш! Ты пришел украсить наши бедные души, Ты пришел дать смысл нашей жизни! Слава Тебе, Младенец Христос!»

Слышите? Славу Ему поет вся Вселенная: прекрасные звезды, облака, синие моря и пустыни, долины, рощи, луга и горы, пташки Божии и звери. Славу Ему воспевают Небесные светлые силы и люди. И вместе с Ангелами славят Его все дети земли.

«Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил, что значит: с нами Бог».

 (Книга пророка Исайи)

Когда приблизилось время Деве Марии родить Сына своего Первенца, вышло повеление от кесаря Августа сделать перепись по всей земле.
Будучи потомком царя Давида, праведный Иосиф вместе с Девой Марией отправились из галилейского города Назарет в Вифлеем, город царя Давида, близ Иерусалима. Именно в Вифлееме наступило время родов, что в точности соответствует словам древнего пророчества, изреченного пророком Михеем: «И ты, Вифлеем — Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? Из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле, и Которого происхождение от начала, от дней вечных» (Мих.5,2).

Однако святому семейству не нашлось места в гостинице, никто не приютил бедных странников. Если бы жители Вифлеема знали, Кто стучался в их двери в те зимние дни, но, как сказал евангелист Иоанн, Спаситель «пришел к своим, и свои Его не приняли» (Ин.1,11). И эти горькие слова в равной степени относятся, как к рождению Спасителя, так и к Его крестной искупительной смерти.
Какое великое таинство — Боговоплощение, и какое великое смирение Божие! Господь пришел в этот мир не в Своей небесной славе, поскольку она была бы нестерпима для грешного человека, и не в славе земной, поскольку она суетна и мимолетна, Он воплотился «в образе раба», чтобы послужить падшему человечеству.
Рождество Христово произошло в вертепе, убогой пещере, в которой держали домашний скот. Пречистая Дева спеленала Богомладенца и положила Его в ясли. Маленький городок спал, не зная о произошедшем чуде, и только в поле поблизости не спали пастухи, охранявшие стадо.
Вдруг им явился Ангел Господень, и слава Господня осияла их. Они сильно испугались, но Ангел сказал им: «Не бойтесь, я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, который есть Христос Господень. И вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях».
Внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение»! Когда Ангелы отошли на небо, пастухи поспешили в Вифлеем и нашли в пещере праведного Иосифа и Богоматерь с Младенцем, лежащим в яслях. Поклонившись Христу, они поведали все, что им открыл Ангел Господень, и все слышавшие дивились тому, что рассказали им пастухи.
В те дни с востока в Иерусалим пришли волхвы и начали спрашивать: «Где родившийся Царь Иудейский, ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему». Об этом прознал царь Ирод и сильно встревожился. Пригласив первосвященников и книжников, он спросил у них, где должен родиться Христос? Вспомнив слова из книги пророка Михея, они ответили ему — в Вифлееме. Тогда коварный царь попросил у волхвов узнать все о Младенце и рассказать ему, чтобы и он мог поклониться родившемуся Христу.
И вот звезда, которую волхвы видели на востоке привела их к дому, где находилось святое семейство. Войдя в дом, они пали на колени перед Богомладенцем и принесли Ему дары: золото (как Царю), ладан (как Богу) и благовонное масло — смирну (как смертному человеку, т.к. смирну используют при погребении).
Поклонившись Христу, они отправились в свою страну, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду. Праведный Иосиф тоже получил во сне повеление от Ангела отправиться из Вифлеема в Египет.
Тем временем царь Ирод, не дождавшись возвращения волхвов, сильно разгневался и приказал убить всех младенцев в Вифлееме от двух лет и ниже. И Вифлеем наполнился горьким плачем матерей, лишившихся своих детей.
Так один Младенец исполнил целый мир радости и один человек исполнил целый город слезами, но эти слезы были временными, а мир и радость, принесенные нам Христом — вечны! Спаситель говорит: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить, а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф.10,28). Убиенные царем Иродом младенцы почитаются Церковью как мученики Христовы, а участь жестокого царя плачевна.
Говоря о Рождестве Христовом, мы должны помнить о том, что это таинственное событие выходит за рамки человеческой истории. Оно вне времени и имеет непосредственное отношение к каждому из нас. Каждый христианин, согласно церковному учению, должен подобно Богоматери послужить делу воплощения Христа в нашем мире. Это Боговоплощение должно произойти в душе человека. Но будем помнить и о том, что Сын Божий соизволил воплотиться не в горделивом блеске царского дворца, а в убогой пещере. Подобно этому Явление Христа в человеческой душе возможно лишь при условии смирения человека, поскольку Бог гордым противится, а смиренным дает благодать.

 

Православные посты

Милости хочу, а не жертвы(Мф. 9, 13)

Смысл православного поста

«Питаясь пространно, делаешься плотским человеком, духа не имеющим, или плотию бездушною; а постясь, привлекаешь к себе Духа Святого и делаешься духовным», – пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский. Святитель Игнатий (Брянчанинов) отмечает, что смысл поста в том, что «укрощенное постом тело доставляет человеческому духу свободу, силу, трезвенность, чистоту, тонкость». Но при неправильном отношении к посту, без понимания его истинного смысла, он может, наоборот, сделаться вредным.

В результате неразумного прохождения дней поста (особенно многодневных постов) часто появляются раздражительность, озлобленность, нетерпеливость или же тщеславие, самомнение, гордость. А ведь смысл поста заключается именно в искоренении этих греховных качеств. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин говорит: «Если, постясь только телесно, мы будем запутаны гибельными пороками души, то истомление плоти не доставит нам никакой пользы при осквернении самой драгоценной части, то есть души». Если у постящегося вместо покаянной молитвы, любви к ближним, совершения дел добра и прощения обид постом преобладают греховные качества души, то пост не является постом истинным, духовным, а оказывается лишь диетой и теряется смысл поста.

«Один телесный пост не может быть достаточным к совершенству сердца и чистоте тела, если не будет соединен с ним и пост душевный, – говорит преподобный Иоанн Кассиан. – Ибо и душа имеет свою вредную пищу. Отяжеленная ею, душа и без избытка телесной пищи впадает в сладострастие. Злословие есть вредная пища для души, и притом приятная. Гнев есть также пища ее, хотя вовсе не легкая, ибо часто питает ее неприятной и отравляющей пищей. Тщеславие – пища ее, которая на время услаждает душу, потом опустошает, лишает всякой добродетели, оставляет бесплодной, так что не только губит заслуги, но еще и навлекает большое наказание».

«Посту приготовляется награда на небе, когда он чужд лицемерства и тщеславия, – пишет святитель Игнатий (Брянчанинов). – Пост действует, когда сопряжена ему другая великая добродетель – молитва». И в другом месте: «Пост отрешает человека от плотских страстей, а молитва борется с душевными страстями и, победив их, проникает весь состав человека, очищает его; в очищенный словесный храм она вводит Бога».

Смысл поста – в искоренении пагубных проявлений души и стяжание добродетелей, чему способствуют молитва и частое посещение богослужений в храме (по преподобному Исааку Сирину – «бодрствование в службе Божией»). Святитель Игнатий по этому поводу также отмечает: «Как на ниве, тщательно обработанной земледельческими орудиями, но не засеянной полезными семенами, с особенною силою вырастают плевелы, так в сердце постящегося, если он, удовлетворяясь одним телесным подвигом, не оградит ум подвигом духовным, то есть молитвою, густо и сильно вырастают плевелы самомнения и высокомудрия».

Надо помнить, что и бесы великие «постники»: они вообще ничего едят. В житии преподобного Макария Великого рассказывается о его встрече с бесом, который признался: «Все, что ты делаешь, и я делаю. Ты постишься, а я совсем не ем. Ты бодрствуешь, а я вовсе не сплю. Одним только ты побеждаешь меня – смирением». Святитель Василий Великий, говоря о смысле поста, предостерегает: «Берегись измерить пост простым воздержанием от пищи. Те, которые воздерживаются от пищи, а ведут себя дурно, уподобляются диаволу, который, хотя ничего не ест, однакож не перестает грешить».

«Многие христиане… считают грехом съесть, даже по немощи телесной, в постный день что-либо скоромное и без зазрения совести презирают и осуждают ближнего, например знакомых, обижают или обманывают, обвешивают, обмеривают, предаются плотской нечистоте, – пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский. – О, лицемерие, лицемерие! О, непонимание духа Христова, духа веры христианской! Не внутренней ли чистоты, не кротости ли и смирения требует от нас прежде всего Господь Бог наш?» Подвиг поста ни во что вменяется Господом, если мы, как выражается святитель Василий Великий теряем смысл поста и «не вкушаем мяса, но поедаем брата своего», то есть не соблюдаем Господних заповедей о любви, милосердии, самоотверженном служении ближним, словом, всего того, что спросится с нас в день Страшного суда(Мф. 25, 31 – 46).

Об этом с исчерпывающей ясностью говорится в книге пророка Исаии: иудеи взывают к Богу: «Почему мы постимся, а Ты не видишь? смиряем души свои, а Ты не знаешь?» Господь устами пророка отвечает им: «Вот, в день поста вашего вы исполняете волю вашу и требуете тяжких трудов от других. Вот, вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других; вы не поститесь в это время так, чтобы голос ваш был услышан на высоте. Таков ли тот пост, который Я избрал, день, в который томит человек душу свою, когда гнет голову свою, как тростник, и подстилает под себя рубище и пепел? Это ли назовешь постом и днем, угодным Господу? Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет перед тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя. Тогда ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: «вот Я!» (Ис. 58, 3 – 9).

«Кто ограничивает пост одним воздержанием от пищи, тот весьма бесчестит его, – наставляет святитель Иоанн Златоуст. – Не одни уста должны поститься, – нет, пусть постятся и око, и слух, и руки, и все наше тело… Пост есть удаление от зла, обуздание языка, отложение гнева, укрощение похотей, прекращение клеветы, лжи и клятвопреступления… Ты постишься? Напитай голодных, напои жаждущих, посети больных, не забудь заключенных в темнице, пожалей измученных, утешь скорбящих и плачущих; будь милосерден, кроток, добр, тих, долготерпелив, сострадателен, незлопамятен, благоговеен и степен, благочестив, чтобы Бог принял и пост твой, и в изобилии даровал плоды покаяния».

Таким образом, смысл поста также – в совершенствовании любви к Богу и ближним, потому как именно на любви основывается всякая добродетель, составляющая пост. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин говорит о смысле поста, что мы «не полагаем надежды на один пост, но, сохраняя его, хотим достигнуть чрез него чистоты сердечной и апостольской любви». Ничто – пост, ничто – подвижничество при отсутствии любви, потому как написано: Бог есть любовь (1 Ин. 4, 8).

Преподобный Иоанн Кассиан также говорит, что ради любви к человеку, порой, пост можно и отложить. Он пишет: «Более жестокосердным, нежели ревнителем благочестия, должно почесть того, кто будет сохранять строгий пост и тогда, когда посетит его брат, в лице которого необходимо принять Христа».

Один пустынножитель, отвечая преподобному на вопрос: «Почему иноки в Египте отменяют пост для посетителей?» – отвечал: «Пост – мое; когда захочу, могу его иметь. А принимая братьев и отцов, принимаем Христа, Который сказал: принимающий вас, Меня принимает, – и: не могут сыны брачного чертога поститься, доколе с ними Жених. Когда же отнимется у них Жених, тогда будут поститься (см. Мк. 2, 19 – 20)».

Рассказывают, что, когда святитель Тихон жил на покое в Задонском монастыре, однажды в пятницу на шестой неделе Великого поста он посетил монастырского схимника Митрофана. У схимника в это время был гость, которого за его благочестивую жизнь любил и святитель. Случилось, что в этот день знакомый рыбак принес отцу Митрофану для Вербного воскресенья живого верезуба. Так как гость не рассчитывал пробыть до воскресенья в обители, то схимник распорядился сразу же приготовить из верезуба уху и холодное. За этими яствами и застал святитель отца Митрофана и его гостя. Схимник, испугавшись такого неожиданного посещения и считая себя виновным в нарушении поста, пал к ногам святителя Тихона и умолял его о прощении. Но святитель, зная строгую жизнь обоих друзей, сказал им: «Садитесь, я знаю вас. Любовь – выше поста». При этом сам сел за стол и стал есть уху. Такое снисхождение и доброта святителя поразили друзей: им было известно, что святитель Тихон во весь Великий пост по понедельникам, средам и пяткам не употреблял даже масла, а тем более рыбы.

О святителе Спиридоне, Тримифунтском чудотворце, рассказывается, что во время Великого поста, который святой держал очень строго, зашел к нему некий путник. Видя, что странник очень устал, святитель Спиридон велел своей дочери принести ему еды. Та отвечала, что в доме нет ни хлеба, ни муки, так как в преддверии строгого поста едой не запаслись. Тогда святитель помолился, попросил прощения и приказал дочери изжарить оставшегося от мясопустной седмицы соленого свиного мяса. После его изготовления, святитель Спиридон, посадив с собой странника, принялся есть мясо и угощать им своего гостя. Странник стал отказываться, ссылаясь на то, что он христианин. Тогда святитель сказал: «Тем менее надобно отказываться, ибо Слово Божие изрекло: для чистых все чисто (Тим. 1, 15)».

Кроме того, апостол Павел сказал: если кто из неверных позовет вас и вы захотите пойти, то все предлагаемое вам ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести (1 Кор. 10, 27) – ради того человека, который вас радушно встретил. Но это случаи особенные. Главное, чтобы при этом не было лукавства; а то так можно и весь пост провести: под предлогом любви к ближнему ходить по друзьям или принимать их у себя и есть непостное.

Поучителен рассказ преподобномученика Кронида (Любимова), наместника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Когда он был еще молодым послушником, наместник Лавры отец Леонид (Кавелин) каждый год отпускал его к родителям. И вот, «проезжая однажды через Москву на родину, – рассказывает преподобномученик Кронид, – я остановился у своего дяди. Жизнь, которую вел дядя, была светской. Он ни в среду, ни в пятницу поста не соблюдал. Садясь у них за стол и зная, что нынче среда или пятница, я все же вкушал молоко или яйца. В сознании моем тогда обычно пролетала мысль: «Что я за человек такой, чтобы мне специально приготовляли пищу?» Потому я ел все, что мне предлагали. За год до своего пострижения в монашество я вижу как-то раз сон, будто бы стою я в каком-то храме. Сзади правого клироса вижу икону больших размеров с изображением Богоматери и Предвечного Младенца на руках Ее. Божия Матерь изображена величиной в рост человека и в короне… Видя чудный лик Богоматери и поражаясь его красоте, я преклонил свои грешные колена пред святым образом и стал просить милости и предстательства Ее пред Господом. К ужасу своему, я вижу: Матерь Божия отвращает от меня Свой лик. Тогда я в страхе и трепете воскликнул: «Матерь Божия! Чем я оскорбил Тебя, что Ты отвращаешь Свой божественный лик от меня, недостойного?» И слышу Ее ответ: «Нарушением поста! Ты в среду и пяток позволяешь себе вкушать скоромную пищу и не почитаешь страданий Сына Моего. Этим оскорбляешь Его и Меня». На этом видение закончилось. Но оно было уроком для моей души на всю мою последующую жизнь».

Другая крайность – чрезмерный пост, который дерзают брать на себя неподготовленные к такому подвигу христиане. Говоря об этом, святитель Тихон, патриарх Московский и всея Руси, пишет: «Нерассудительные люди ревнуют посту и трудам святых с неправильным разумением и намерением и думают, что они проходят добродетель. Диавол же, стерегущий их как свою добычу, ввергает в них семя радостного мнения о себе, от которого зарождается и воспитывается внутренний фарисей и предает таковых совершенной гордыне».

Говоря о тщеславном прохождении дней поста, можно привести следующий случай из «Древнего Патерика». Когда путешествующие иноки пришли в один монастырь и сели за общую трапезу, там по случаю гостей приготовили вареные овощи. И один из них сказал: «Вы знаете, мы не вкушаем вареное, мы постимся». Тогда старец подозвал его и говорит: «Лучше бы тебе есть кровавое мясо, чем сказать то, что ты сказал». Так старец отозвался о путешествующем иноке потому, что последний показал свой подвиг, который должен быть тайным.

Опасность такого поста, согласно преподобному авве Дорофею, состоит в следующем: «Кто постится по тщеславию или считая, что он совершает добродетель, тот постится неразумно и потому начинает после укорять брата своего, считая себя кем-то значительным. А кто разумно постится, тот не думает, что он разумно совершает доброе дело, и не хочет, чтобы его хвалили, как постника». Сам Спаситель велел совершать добродетели втайне и скрывать пост от окружающих (Мф. 6, 16 – 18).

От чрезмерного поста могут также появиться раздражительность, озлобленность вместо чувства любви, что также свидетельствует о неправильности его прохождения. Покажите… в добродетели рассудительность (2 Пет. 1, 5), – призывает апостол Петр. У каждого своя мера поста: у монахов одна, у мирян может быть другая. У беременных и кормящих женщин, у престарелых и больных, а также у детей, с благословения духовника, пост может быть значительно ослаблен. «К самоубийцам должно причислить того, кто не изменяет строгих правил воздержания и тогда, когда нужно подкрепить ослабевшие силы принятием пищи», – говорит преподобный Иоанн Кассиан Римлянин.

«Закон постничества такой, – поучает святитель Феофан Затворник, – в Боге умом и сердцем пребывать с отрешением от всего, всякое угодие себе отсекая, не в телесном только, но и в духовном, творя все во славу Божию и благо ближних, неся охотно и с любовью труды и лишения постнические, в пище, сне, отдыхе, в утешениях взаимообщения, – все в мере скромной, чтоб это в глаза не бросалось и не лишало сил исполнять молитвенные правила».

Итак, постясь телесно, постимся и духовно. Соединим пост внешний с постом внутренним, руководствуясь смиренномудрием. Очищая тело воздержанием, очистим и душу покаянной молитвой для обретения добродетелей и любви к ближним. Вот это и будет истинный пост, приятный Богу, а значит, и для нас спасительный.

Польза поста

Царствие Божие не пища и питие, но праведность, и мир и радость в Святом Духе (Рим. 14, 17)

Большинство людей уже не сомневаются в пользе поста и благотворном влиянии поста на душу и тело человека. Пост (правда, как диету) рекомендуют даже светские врачи, отмечая пользу поста на организм временного отказа от животных белков и жиров. «Пост и вообще постническая жизнь – лучшее средство к сохранению здоровья и процветанию его», – писал и святитель Феофан Затворник. Однако смысл и польза поста совсем не в том, чтобы похудеть или телесно подлечиться. Тот же святитель Феофан видит пользу поста в том, что называет пост «курсом спасительного врачевания душ, баней для омытия всего ветхого, невзрачного, грязноватого».

Но принесет пользу пост и очистится ли наша душа, если мы не съедим, скажем, мясную котлету или салат со сметаной в среду или пятницу? Или, может быть, мы сразу попадем в Царство Небесное только за то, что вообще не едим скоромного? Едва ли. Слишком уж просто и легко далось бы тогда то, ради чего Спаситель принял страшную смерть на Голгофе. Нет, пост – это прежде всего духовное упражнение, это возможность сораспяться со Христом и в этом смысле – наша малая жертва Богу.

Важно расслышать в посте призыв, требующий нашего ответа и усилия. Ради своего ребенка, близких нам людей мы смогли бы голодать, если бы стоял выбор, кому отдать последний кусок. И ради этой любви готовы на любые жертвы. Пост – такое же доказательство нашей веры и любви к Богу, заповеданной Им Самим. Так любим ли мы, истинные христиане, Бога? Помним ли, что Он во главе нашей жизни, или, осуетясь, это забываем?..

А если не забываем, то в чем же заключается эта малая жертва Спасителю нашему – пост? Жертва Богу – дух сокрушенный (Пс. 50, 19). Суть поста не в том, чтобы отказаться от некоторых видов пищи или развлечений, и даже от насущных дел (как понимают жертву католики, иудаисты, язычники), а в том, чтобы отказаться от того, что всецело поглощает нас и удаляет от Бога. В этом смысле и говорит преподобный Исаия Отшельник: «Душевный пост состоит в отвержении попечений». Пост – это время служения Богу молитвой и покаянием, и в этом польза поста.

Пост утончает душу для покаяния. Когда усмиряются страсти – просветляется духовный разум. Человек начинает лучше видеть свои недостатки, у него появляется жажда очистить свою совесть и покаяться пред Богом. По словам святителя Василия Великого, польза поста в том, что пост делается как бы крыльями, возносящими молитву к Богу. Святитель Иоанн Златоуст пишет, что «молитвы совершаются со вниманием особенно во время поста, потому что тогда душа бывает легче, ничем не отягощается и не подавляется гибельным бременем удовольствий». Для такой покаянной молитвы польза поста – самое благодатное время.

«Воздерживаясь от страстей во время поста, насколько у нас хватает сил, мы будем иметь телесную пользу поста, – поучает преподобный Иоанн Кассиан. – Утруждение плоти, соединенное с сокрушением духа, составит приятную жертву Богу и достойную обитель святости». И действительно, «можно ли назвать постом только соблюдение одних правил о невкушении скоромного в постные дни? – ставит риторический вопрос святитель Игнатий (Брянчанинов), – Принесет ли пост пользу и будет ли пост постом, если, кроме некоторого изменения в составе пищи, мы не будем думать ни о покаянии, ни о воздержании, ни об очищении сердца через усиленную молитву?»

«Посредством поста утончается дух, приобретается чистота сердца и тела, и потому удобнее можно соединяться с Богом», – пишет преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Так, пророк Моисей постился сорок дней перед восхождением на гору Синай, где лицезрел Бога, говорил с Ним и принял Его Закон. Пророка Илию, как пишет Василий Великий, также «пост сделал зрителем великого видения; ибо очистив душу сорокадневным постом, удостоился он в Хоривской пещере видеть Господа, сколько можно видеть Его человеку». Апостолы и все христианские подвижники, достигшие святости и богообщения, свидетельствуют о необходимости и пользе поста. Пост – благоприятное время для соединения со Христом в таинстве Причащения.

Сам безгрешный Богочеловек, Господь наш Иисус Христос для примера нам сорок дней постился в пустыне, откуда возвратился в силе духа (Лк. 4, 14), одолев все искушения врага. «Пост есть оружие, уготованное Богом, – пишет преподобный Исаак Сирин. – Если постился Сам Законоположник, то как же не поститься кому-либо из обязанных соблюдать закон?.. До поста род человеческий не знал победы и диавол никогда не испытывал поражений… Господь наш был вождем и первенцем этой победы… И как скоро диавол видит это оружие на ком-нибудь из людей, этот противник и мучитель тотчас приходит в страх, помышляя и вспоминая о поражении своем в пустыне Спасителем, и силы его сокрушаются».

Сам Спаситель словами сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф. 17, 21) указал нам на пользу поста как средства избавления от злых духов. Так, из жития священномученика Киприана и Иустины известно, что святая мученица Иустина усилением поста и молитвой победила блудного беса, насылаемого на нее волхвом. Умножением поста и молитвой спасались от диавольских козней преподобный Антоний Великий, преподобный Нифонт, и многие другие подвижники, которым мы теперь молимся о помощи при нападении злых духов.

Пост установлен для всех: и монахов, и мирян. Он не является повинностью или наказанием. Его следует понимать как спасительное средство, своего рода врачевство (лечение, лекарство) для каждой человеческой души, и благодатная польза поста распространяется на всех. «Пост не отталкивает от себя ни женщин, ни стариков, ни юношей, ни даже малых детей, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – но всем открывает двери, всех принимает, чтобы всех спасти».

«Видишь ли, какова польза поста, – как бы обобщает все вышесказанное святитель Афанасий Великий: – болезни врачует, бесов прогоняет, лукавые помыслы удаляет и сердце делает чистым».

Пост – это дивный духовный опыт. Польза поста в том, что он дает нам возможность действенно ощутить спасительность христианского пути.

Пост и здоровье

Цель поста, воздержания в пище, именно как поста телесного – укротить чувственность плоти, чтобы она меньше влияла на духовную жизнь человека и не отягощала его страстями. Вместе с тем, говоря о посте и здоровье, «поститься должно благоразумно, рассудительно, соображаясь с телесными силами, памятуя мудрое изречение святых отцов, что мы не телоубийцы, а страстоубийцы»  (преподобный Амвросий Оптинский).

Каждый должен определить себе меру поста, советуясь со своим духовным наставником, учитывая свою телесную крепость и состояние здоровья.

Согласно 69-му Правилу Апостолов для «немощных», то есть слабых здоровьем, разрешается послабление поста. Как поясняет святитель Филарет, митрополит Московский касательно поста и здоровья, это дозволительно, потому что «немощь сама собою доставляет то, что ищется посредством поста, то есть укрощение чувственности и бездействие плотских страстей. И, следовательно, для немощного не то нужно, чтобы усмирять плоть постом, а то, чтобы оно не сделалось вовсе неспособным служить душе».

Многое зависит от степени болезни и крепости здоровья человека. Вот какие советы дает святитель Феофан Затворник применительну к посту и здоровью: «Кушайте рыбу, когда немощны. Бог благословит. Тут нет греха, когда делается по необходимости, а не по прихоти. А когда станете говеть, тогда воздержитесь, если будете крепки. А если нет, то воздержитесь день-другой перед самым причастием; даже и без этого можно, когда немощь». «Никаких нет законов убивать себя, коль скоро известно, что постное расстраивает здоровье. И святой Пахомий в уставе написал монахам больным есть мясо, если то нужно для здоровья».

В книге «Древние иноческие уставы» описывается следующий случай. В монастыре преподобного Пахомия два монаха, по болезни, дошли до истощения и попросили мяса. Ухаживающие отказали им по той причине, что монахи не должны есть мясо. Когда преподобный Пахомий узнал об этом, то отругал ухаживающих и для восстановления телесных сил больных накормил их мясом.

Если пост сильно истощает организм больного человека, то, конечно же, необходимо поддержать его пищею. Если достаточно употребление в пищу рыбы, или, скажем, молочных продуктов, то дальше не нужно послаблять. Если необходимо мясо, тогда оно будет уже лекарство. «Относительно поста, когда нет здоровья, – говорит святитель Феофан Затворник, – терпение болезни и благодушие во время ее, заменяют пост. Потому извольте употреблять пищу, какая требуется по свойству лечения, хотя она и не постная». Но при этом надо обязательно посоветоваться с духовником и, даже если он благословит ослабить пост, каяться пред Богом в своей немощи.

Известно, что великие подвижники и Божии угодники относились к посту не по-фарисейски и не как к самоцели. Они пользовались им, как средством. Суббота для человека, а не человек для субботы (Мк. 2, 27), – сказал и Сам Спаситель, что применительно к посту означает: «пост для человека, а не человек для поста».

Нарушение поста – это когда человек может поститься, но не прилагает к этому усилия. Если человек болеет и ему для поддержки телесных сил необходима рыба или скоромная пища, – то принятие их не будет нарушением поста. Если поставляется целью чисто внешнее, буквенное его соблюдение, не учитывающее состояния здоровья, – то это ложное понятие о посте, фарисейское. Нужно не буквально, по-книжнически и фарисейски, исполнять церковные постановления, а постигать их дух.

Бывает, что люди не постятся, слушая то, что им внушает по поводу поста и здоровья лукавый: «Вы заболеете, произойдет истощение организма, особенно сейчас, при недостатке витаминов, при ослаблении сил». Враг всевает такой ложный страх, а причина этого – наше маловерие. Из «Житий святых» мы знаем, что подвижники питались пищей самой скудной: порой один хлеб и вода. Несмотря на это, «святые постники, к удивлению других, не знали расслабления, но всегда были бодры, сильны и готовы к делу, – пишет преподобный Серафим Саровский. – Болезни между ними были редки, и жизнь их текла чрезвычайно продолжительно». Так, например, преподобные Антоний Великий жил 105 лет, Павел Фивейский – 113 лет, Сергий Радонежский – 78 лет, Кирилл Белозерский – 90 лет, Макарий Желтоводский – 95 лет… Как видно, строгие посты и умерщвление плоти не сокращают жизнь человека.

«Удивительная вещь, – пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский, – сколько мы ни хлопочем о своем здоровье, как ни бережем себя, каких самых здоровых и приятных кушаньев ни едим, каких здоровых напитков ни пьем, сколько ни отгуливаемся на свежем воздухе, а все в конце концов выходит то, что подвергаемся болезням и тлению. Святые же, презиравшие плоть, умерщвлявшие ее беспрестанным воздержанием и постом, лежанием на голой земле, бдением, трудом, молитвою непрестанною, обессмертили и душу, и плоть свою; наши тела, много питаемые и сластопитаемые, издают смрад по смерти, а иногда и при жизни, а их тела благоухают и цветут, как при жизни, так и по смерти. Удивительное дело: мы, созидая, разрушаем свое тело, а они, разрушая, созидали; мы, обливая его благоуханиями, не избегаем смрада его, а они, не заботясь о благоухании тела, а о том, чтобы душа была благоуханием для Бога, – облагоухали свои тела».

Рассуждая о посте и здоровье, говорить что пост вреден могут только те люди, которые сами не постятся. А те, кто соблюдают посты, по личному опыту знают, какую пользу он несет в себе и душе и телу, а главное – делу спасения.

Дмитрий Дементьев.

 

Твоё святое имя

Именины – день памяти святого, чьё имя было дано человеку при Крещении. Каждый день церковного календаря посвящен памяти какого-либо святого (чаще всего – не одного). Список дней памяти святых находится в месяцеслове.Чаще всего день памяти святого — это день его земной кончины, т.е. перехода в вечность, встречи с Богом, приобщиться к Которому и стремился подвижник.

Как определить день именин

В церковном календаре бывает по нескольку дней памяти одного и того же святого, также одно и то же имя носят многие святые. Поэтому необходимо найти в церковном календаре день памяти соименитого с вами святого, ближайший после дня вашего рождения. Это и будут ваши именины, а святой, память которого вспоминается в этот день, будет вашим небесным покровителем. Если у него есть и другие дни памяти, то для вас эти даты станут «малыми именинами».
Имя, полученное человеком при крещении, не только остается неизменным всю жизнь (исключение составляет лишь случай принятие монашества), но и сохраняется после смерти, переходит с ним в вечность. В молитвах об усопших Церковь так же поминает их имена, данные в крещении.

Именины и День Ангела

Иногда именины называют Днем Ангела. Это название именин напоминает о том, что в старину небесных покровителей иногда называли Ангелами их земных тезок; нельзя, однако, смешивать святых покровителей с Ангелами-Хранителями, посылаемыми для попечения и охранения людей. Именины – день памяти святого, именем которого человек назван, а День Ангела – день крещения, когда человеку приставляется Богом Ангел-Хранитель. У каждого-крещёного свой Ангел-Хранитель, но имя его нам неизвестно.
Почитание и подражание своему святому покровителю
О молитвенной помощи святых преподобный Силуан Афонский писал: «Святые, в Духе Святом видят нашу жизнь и наши дела. Они знают наши скорби и слышат наши горячие молитвы… Святые не забывают нас и молятся за нас… Они видят и страдания людей на земле. Господь дал им столь великую благодать, что они любовью обнимают весь мир. Они видят и знают, как изнемогаем мы от скорбей, как иссохли души наши, как уныние сковало их, и, не преставая, ходатайствуют за нас пред Богом».
Почитание святого состоит не только в молитве ему, но и подражании его подвигу, его вере. «По имени и житие твое да будет» — говорил преподобный Амвросий Оптинский. Ведь святой, чье имя носит человек – это не просто его покровитель и молитвенник, это еще и образец для подражания.
Но каким образом мы можем подражать своему святому, как хотя бы в чем-то следовать его примеру? Для этого нужно:
Во-первых, знать о его жизни и подвигах. Без этого мы не можем искренне полюбить своего святого.
Во-вторых, нужно чаще обращаться к ним с молитвой, знать тропарь ему и всегда помнить о том, что у нас есть защитник и помощник на небе.
В-третьих, конечно, нужно всегда думать о том, в чем мы могли бы последовать примеру своего святого в том или ином случае.
По характеру христианских подвигов святых традиционно разделяют на лики (разряды): пророки, апостолы, святители, мученики, исповедники, преподобные, праведные, юродивые, благоверные и др. (см. агиографический словарь).
Человек, носящий имя исповедника или мученика, вполне может бесстрашно исповедовать свою веру, поступать по-христиански всегда и во всем, не оглядываясь на опасности или неудобства, во всем угождать, прежде всего, Богу, а не людям, не взирая на насмешки, угрозы и даже притеснения.
Те, кто назван в честь святителей, могут пытаться подражать им, обличая заблуждения и пороки, распространяя свет Православия, помогая ближним найти путь ко спасению как словом, так и собственным примером.
Преподобным (т.е. монахам) можно подражать в отрешенности, независимости от мирских наслаждений, хранении чистоты помыслов, чувств и поступков.
Подражать юродивому – значит, прежде всего, смиряться, воспитывать в себе самоотверженность, не увлекаться стяжанием земных богатств. Продолжением должно стать воспитание воли и терпения, способности переносить трудности жизни, борьба с гордостью и тщеславием. Также нужна привычка кротко переносить все обиды, но вместе с тем не стесняться обличать явные пороки, говорить правду всем, кто нуждается во вразумлении.

Имена в честь Ангелов

Также человека могут назвать в честь Архангела (Михаила, Гавриила и др.). Люди названные в честь архангелов, отмечают именины 21 ноября (8 ноября по ст.стилю), в день Празднования Собора Архистратига Божия Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных.

Если имени нет в святцах

Если имени, которым вас назвали, нет в святцах, то при крещении выбирается имя, наиболее близкое по звучанию. Например, Дина – Евдокия, Лилия – Лия, Анжелика – Ангелина, Жанна – Иоанна, Милана – Милица. По традиции, Алиса получает в крещении имя Александры, в честь св. страстотерпицы Александры Феодоровны Романовой, до принятия православия носившей имя Алиса. Некоторые имена в церковной традиции имеют иное звучание, например, Светлана – это Фотиния (от греческого photos – свет), а Виктория – Ника, оба имени в латинском и греческом означают «победу».
В церковных записках пишут только имена, данные в крещении.

Как встретить именины


Православные христиане в дни своих именин посещают храм и, заранее подготовившись, исповедуются и причащаются Святых Христовых Тайн.
Дни «малых именин» не так торжественны для именинника, но храм посетить в этот день желательно.
После причастия нужно хранить себя от всякой суеты, чтобы не утратить праздничную радость. Вечером можно пригласить близких на трапезу. Следует помнить, что если именины приходятся на постный день, то праздничное угощение должно быть постным. В Великий пост именины, случившиеся в будний день, переносятся на ближайшую субботу или воскресенье.

Что дарить на именины

В празднование памяти святого покровителя лучшим подарком будет то, что способствует его духовному росту: икона, сосуд для святой воды, красивые свечи для молитвы, книги , аудио и видеодиски духовного содержания.

Молитва своему святому

О святом, в честь которого мы получаем имя, мы должны вспоминать не только в день именин. В ежедневном утреннем и вечернем молитвенном правиле есть молитва святому, также мы можем обращаться к нему в любое время и в любых нуждах. Самая простая молитва святому:
Моли Бога о мне, святой угодниче Божий (имя), яко аз усердно к тебе прибегаю, скорому помощнику и молитвеннику о душе моей.
Также необходимо знать тропарь и кондак своему святому.
Помимо икон Спасителя – Господа Иисуса Христа, и Богородицы, желательно иметь икону своего святого. Может случиться так, что вы носите какое-то редкое имя, и икону своего небесного покровителя будет трудно найти. В этом случае можно купить икону Всех святых, на которой символически изображены все святые, прославленные Православной Церковью.

Некоторые молитвы ко святым.

Святоотеческие высказывания о именинах.

«Имена у нас стали выбирать не по-Божьему. По-Божьему вот как надо. Выбирайте имя по святцам: или в какой день родится дитя, или в какой крестится, или в промежутке и дня в три по крещении. Тут дело будет без всяких человеческих соображений, а как Бог даст, ибо дни рождения в руках Божиих.

святитель Феофан, Затворник Вышенский


«Святая Церковь, зная, что немногие способны от себя нарекать имена, приносящие с собою благословение, учредила прекрасный обычай от святых заимствовать имена, которые по благодати святых всегда благознаменательны и способны принести с собою благословение. Но притом особенно благо младенцу, которому дают имя святого не по обычаю только, но по вере и любви к святому.»

святитель Филарет, митрополит Московский

«Ребенок должен быть посвящен, вернее, вручен хранению, защите, молитвам того святого, имя которого ему дается. Родители должны были бы выбирать святого, который для них что-то значит, то есть житие которого их чем-нибудь поразило или который по чему-нибудь связан с зачатием этого ребенка. В старой России (вероятно, это и теперь еще порой делается) крестили ребенка именем того святого, в день которого были крестины. В этом есть какой-то смысл, при условии, опять-таки, что это будет не кличка, а будет как бы освящение нового храма во имя данного святого Родители должны были бы, когда хотят дать то или другое имя ребенку, узнать, каково житие святого, что в нем есть, что поражает их не благозвучием имени, а внутренним обликом, почему они хотят, чтобы их ребенок был под защитой этого святого или, во всяком случае, чтобы этот святой особенно молился о нем. Поэтому наименование ребенка может иметь громадное значение».
«Мы носим имена святых, которые прожили жизнь и осуществили на земле своё призвание; мы им посвящены, как храмы посвящаются тому или другому святому; и мы должны вдумываться и в значение его имени, и в ту личность святого, которая нам доступна из его жития. Потому что он не только является нашим молитвенником, заступником и защитником, но в какой-то мере и образом того, чем мы могли бы быть. Повторить ничью жизнь нельзя; но научиться от жизни одного или другого человека, святого или даже грешника, жить более достойно себя и более достойно Бога – можно.»

Антоний, митрополит Сурожский

История и символика празднования именин

Как и многие другие религиозные традиции, празднование именин в советское время находилось в забвении, более того, в 20-30-х годах ХХ века подвергалось официальному гонению. Правда, искоренить вековые народные привычки оказалось трудно: до сих пор на день рождения поздравляют именинника, а если виновник торжества совсем юн, поют песенку: «как на … именины испекли мы каравай». Между тем, именины — праздник особый, который можно было бы назвать днем духовного рождения, так как он связан прежде всего с таинством Крещения и с именами, которые носят наши соименные небесные покровители.
Традиция празднования именин известна на Руси с XVII века. Обычно накануне праздника семья именинника варила пиво, пекла именинные калачи, пироги и караваи. В день самого праздника именинник со своими родными ходил в церковь к обедне, заказывал молебен за здравие, ставил свечи и прикладывался к иконе с ликом своего небесного покровителя. Днем друзьям и родственникам разносились именинные пироги, причем часто начинка и величина пирога имела особый смысл, определяемый характером отношений именинника и его близких. Вечером устраивался праздничный ужин.
Особенно пышно справлялись царские именины (день Тезоименитства), которые считались государственным праздником. В этот день бояре и придворные являлись к царскому двору с тем, чтобы поднести подарки и принять участие в праздничном пире, за которым пели многолетие. Иногда царь самолично раздавал пироги. Народу разносились огромные именинные калачи. Позднее появились другие традиции: военные парады, фейерверки, иллюминация, щиты с императорскими вензелями.
После революции с именинами начали серьезную и планомерную идеологическую борьбу: обряд крещения был признан контрреволюционным, и его попытались заменить на «октябрины» и «звездины». Был детально разработан ритуал, при котором новорожденного в строгой последовательности поздравляли октябренок, пионер, комсомолец, коммунист, «почетные родители», иногда младенца символически зачисляли в профсоюз и проч. Борьба с «пережитками» доходила до анекдотических крайностей: так, в 20-х годах цензура запретила «Муху-Цокотуху» К. Чуковского за «пропаганду именин».
Традиционно именины относят на тот день памяти соименного (тезоименитого) святого, который следует непосредственно за днем рождения, хотя существует и традиция празднования именин в день памяти самого прославленного соименного святого, например, Св. Николая Чудотворца, апостола Петра, Св. Александра Невского и т. д. В прошлом именины считались более важным праздником, чем день «телесного» рождения, кроме того, во многих случаях эти праздники практически совпадали, т. к. традиционно ребенка несли крестить на восьмой день после рождения: восьмой день — это символ Небесного Царства, к которому приобщается крещаемый человек, в то время как число семь — древнее символическое число, обозначающее сотворенный земной мир. Крестильные имена выбирались по церковному календарю (святцам). По старому обычаю выбор имени был ограничен именами святых, память которых праздновалась в день крещения. Позднее (особенно в городском обществе) от этого строгого обычая отошли и стали выбирать имена, руководствуясь личным вкусом и иными соображениями — в честь родственников, например.
Именины обращают нас к одной из наших ипостасей — к личному имени.
Быть может, к древнему девизу «Познай себя» следует добавить: «Познай свое имя». Конечно, имя в первую очередь служит различению людей. В прошлом имя могло быть социальным знаком, указывать на место в обществе — сейчас, пожалуй, лишь монашеские (иноческие) имена резко выделяются из русского именослова. Но есть еще и почти забытый ныне, мистический смысл имени.
В древности люди придавали имени гораздо большее значение, чем сейчас. Имя считалось значительной составляющей частью человека. Содержание имени соотносилось с внутренним смыслом человека, оно как бы вкладывалось ему внутрь. Имя управляло судьбой («хорошее имя — хороший знак»). Удачно выбранное имя становилось источником силы и процветания. Наречение считалось высоким актом творения, отгадыванием человеческой сути, призыванием благодати.
В первобытном обществе к имени относились как к части тела, подобно глазам, зубам и т. д. Слитность души и имени казалась несомненной, более того, иногда считалось, что сколько существует имен — столько и душ, поэтому в некоторых племенах перед тем, как убить противника, полагалось выведать его имя с тем, чтобы использовать его в родном племени. Часто имена скрывались, чтобы не дать оружия врагу. От дурного обращения с именем ожидали вреда, неприятностей. В некоторых племенах категорически воспрещалось произносить (табуизировалось) имя вождя. В других — практиковался обычай присваивать старцам новые имена, придававшие новые силы. Считалось, что больному ребенку силу сообщало имя отца, которое кричали в ухо или даже называли его именем отца (матери), полагая, что часть жизненной энергии родителей поможет победить болезнь. Если же ребенок особенно много плакал — значит имя выбрано неверно. У разных народностей долго сохранялась традиция наречения «обманных», ложных имен: истинное имя не произносилось в надежде, что смерть и злые духи, быть может, не найдут младенца. Существовал другой вариант защитных имен — непривлекательные, безобразные, отпугивающие имена (напр. Некрас, Нелюба и даже Мертвой), отвращавшие невзгоды и несчастья.
В Древнем Египте личное имя тщательно оберегалось. Египтяне имели «малое» имя, известное всем, и «большое», которое считалось истинным: оно хранилось в тайне и произносилось лишь во время важных обрядов. Особым почтением пользовались имена фараонов — в текстах их выделяли специальным картушем. С огромным уважением египтяне относились к именам умерших — неправильное обращение с ними наносило непоправимый вред потустороннему бытию. Имя и его носитель составляли одно целое: характерен египетский миф, по которому бог Ра скрывал свое имя, но богине Исиде удалось-таки его выведать, вскрыв ему грудь — имя буквальным образом оказалось внутри тела!
Издавна изменение имени соответствовало изменению человеческой сути. Новые имена давались подросткам при инициации, т. е. при вступлении во взрослые члены общины. В Китае до сих пор существуют детские «молочные» имена, от которых отказываются с возмужанием. В античной Греции новоиспеченные жрецы, отрекаясь от старых имен, вырезали их на металлических дощечках и топили в море. Отзвуки этих представлений можно увидеть в христианской традиции наречения иноческими именами, когда принявший постриг оставляет мир и свое мирское имя.
У многих народов табуизировались имена языческих богов и духов. Особенно опасно было называть злых духов («чертыхаться»): таким образом можно было накликать «недобрую силу». Древние евреи не смели называть Имя Божие: Яхве (Иегова) в Ветхом Завете — это «неизреченное Имя», священная тетраграмма, которую можно перевести как «Я есмь, Который есмь». По Библии акт называния часто становится Божиим делом: Господь дал имена Аврааму, Сарре, Исааку, Измаилу, Соломону, переименовал Иакова в Израиль. Особый религиозный дар еврейского народа проявился во множестве имен, которые называют теофорными — в них присутствует Божие «неизреченное Имя»: так через свое личное имя человек связывался с Богом.
Христианство, как высший религиозный опыт человечества, со всей серьезностью относится к личным именам. Имя человека отображает таинство неповторимой, драгоценной личности, оно предполагает личное общение с Богом. При таинстве Крещения христианская Церковь, принимая в свое лоно новую душу, связывает ее через личное имя с именем Божиим. Как писал о. Сергий Булгаков, «человеческое именование и имявоплощение существует по образу и подобию божественного боговоплощения и наименования… всякий человек есть воплощенное слово, осуществленное имя, ибо сам Господь есть воплощенное Имя и Слово».
Предназначением христиан считается святость. Нарекая младенца именем канонизированного святого, Церковь старается направить его на путь истинный: ведь это имя уже «реализовалось» в жизни как святое. Носящий святое имя всегда хранит в себе возвышающий образ своего небесного покровителя, «помощника», «молитвенника». С другой стороны, общность имен объединяет христиан в одно тело Церкви, в один «избранный народ».
В Православии сила имени считается столь значительной, что святость икон действительна лишь в том случае, если лик изображенного святого «подтвержден» написанным именем.
Почтительность к высоким именам выражалась и в том, что в православной традиции не было принято давать имена в память Богородицы и Христа. Раньше имя Богородицы отличалось даже иным ударением — Мария, в то время, как другие святые жены имели имя Мария (Марья). Редкое монашеское (схимническое) имя Иисус присваивалось в память не Иисуса Христа, а праведного Иисуса Навина.
В начале XX века в православном монашестве возникло характерное течение — имяславцы, которые утверждали, что в Имени Божием сокрыто богоприсутствие, сила и энергия, исходящая от Самого Господа. В краткой форме это положение выражалось словами Св. Иоанна Кронштадтского: «Имя Божие есть Бог». В имяславии Имя становилось мостом, соединяющим небесное и земное. Проблема соотношения Имени и Сущности имеет свои корни в философии и богословии, как проблема соотношения Энергии и Сущности, которую разрабатывали еще неоплатоники, а в Средние века — Св. Фома Аквинат и Св. Григорий Палама.
Имяславцы оказали сильное влияние на русскую философию начала века. А.Ф.Лосев в 20-х годах написал работу «Философия имени», где дал глубокий анализ «мира как имени». Лосев пишет: «В любви мы повторяем имя и взываем к любимому через имя. В ненависти мы хулим и унижаем ненавидимое через его имя. И молимся мы и проклинаем через имена, через произнесение имени… Именем и словами создан и держится мир. Имя носит на себе каждое живое существо. Именем и словами живут народы, сдвигаются с места миллионы людей» (досовское «имя», конечно, шире понятия «личное имя»). В те же годы новомученик о. Павел Флоренский развивал имяславческие идеи о том, что святые люди имели определенный склад личности и «определенную кривую жизненного пути», как носители имен, более того, как «наилучшие их выразители» («по имени — житие, а не по житию — имя»). Силою своей благодати, святые посылают от Небесного Чертога энергию своего имени на соименных людей. Флоренский определяет имя как формообразующую силу, как «эмблему» и выражение типа личности, ее духовного и душевного строения.
Русский христианский именослов складывался веками. Первый обширный пласт русских имен возник в дохристианскую эпоху. Причины возникновения того или иного имени могли быть самыми различными: помимо религиозных мотивов, играли роль обстоятельства рождения, внешний облик, характер и т. д. Позднее, после Крещения Руси, эти имена, порой трудно отличимые от прозвищ, сосуществовали с христианскими календарными именами (вплоть до XVII века). Даже священники иногда носили прозвища. Бывало, что один человек мог иметь целых три личных имени: «прозвищное» имя и два крестильных имени (одно — явное, другое — потаенное, известное лишь духовнику). Когда христианский именослов полностью вытеснил дохристианские «прозвищные» имена, они не ушли от нас насовсем, перейдя в другой класс имен — в фамилии (напр. Некрасов, Жданов, Найденов). Некоторые дохристианские имена канонизированных русских святых впоследствии стали календарными (напр. Ярослав, Вячеслав, Владимир ).
С принятием христианства Русь обогатилась именословом всей человеческой цивилизации: с византийскими святцами к нам пришли греческие, еврейские, римские и иные имена. Иногда под христианским именем скрывались образы более древних религий и культур. Со временем эти имена обрусели, да так сильно, что самими русскими именами стали древнееврейские — Иван да Марья. Вместе с тем следует иметь в виду высокую мысль о. Павла Флоренского: «нет имен ни еврейских, ни греческих, ни латинских, ни русских — есть только имена общечеловеческие, общее достояние человечества».
Послереволюционная история русских имен складывалась драматично: проводилась массовая кампания «дехристианизации» именослова. Революционное мракобесие некоторых слоев общества, сочетаемое с жесткой государственной политикой, было направлен на переустройство, а значит — и на переименование мира. Вместе с переименованием страны, ее городов и улиц, переименовывались люди. Составлялись «красные святцы», выдумывались новые, «революционные» имена, многие из которых теперь звучат просто как курьезы (напр. Малентро, т.е. Маркс, Ленин, Троцкий; Даздраперма, т.е. Да здравствует Первомай и т.д.). Процесс революционного имятворчества, характерный для идеологических революций вообще (он был известен и во Франции в конце XVIII века, и в республиканской Испании, и в странах бывшего «социалистического лагеря») продолжался в Советской России недолго, около десятилетия (20-30-е годы). Вскоре эти имена стали достоянием истории — здесь уместно вспомнить другую мысль о. Павла Флоренского: «имена не придумаешь», в том смысле, что они «наиболее устойчивый факт культуры и важнейший из ее устоев».
Изменение русского именника шло и по линии заимствования из других культур — западно-европейских (напр. Альберт, Виктория, Жанна) и общеславянских христианских имен (напр. Станислав, Бронислава), имен из греческой и римской мифологии и истории (напр. Аврелий, Афродита, Венера) и т.д. Со временем русское общество опять вернулось к календарным именам, но «дехристианизация» и перерыв в традиции привели к необычайному оскудению современного именослова, состоящего ныне всего лишь из нескольких десятков имен (сыграло свою роль и общее свойство «массовых культур» — стремление к усреднению, стандартизации).
«…радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах»

(Лк. 10:20)

Web-master - Kolesnichenko. Дизайн и Редактирование by A-line.